Дизайнер и декоратор из Петербурга Татьяна Гедике в июне 2016 года открыла шоу-рум Repeat Story на Artplay по простой причине: большая часть заказов на винтажную мебель 1950-1970-х годов приходила из Москвы. Создав для дизайнеров, покупателей и всех, кому интересны винтажные интерьерные предметы возможность посещения экспозиции, которая меняется раз в несколько месяцев, Татьяна также публикует предметы из шоу-рума в своем инстаграм-аккаунте. Собственный контент дополняется съемками интерьеров, которые вдохновляют хозяйку. Конечно, все они объединены темой midcentury modern (модернизм середины века) и демонстрируют, как вещи, созданные в послевоенное время, живут в современных домах.

Дина Александрова

О проекте
Место:
Москва, Центр дизайна Artplay, шоу-рум винтажной мебели и аксессуаров Repeat Story
Автор проекта: Татьяна Гедике
Фото: Дина Александрова

Проработав в дизайне десять лет Татьяна Гедике пришла к тому, что всегда привлекало ее в западных интерьерах — модернизму 1950-1970-х годов. Основное направление Repeat Story — это винтажная мебель, но здесь можно встретить и кресла 1930-х годов, и стулья или светильники из 1980-х. Татьяна во время закупок полагается на свой вкус, поэтому кроме тиражных вещей в ее шоу-руме встречаются и лоты европейских аукционов, которые являются предметами охоты настоящих коллекционеров. Часть вещей реставрируется непосредственно под заказчиков, что-то Татьяна переделывает на свой вкус.

Дина Александрова

«Тринадцать лет назад в Петербурге было совсем немного курсов по интерьерному дизайну, в основном архитекторы делали всю дизайнерскую работу. Я нашла одну студию, где сотрудники по вечерам читали лекции для желающих. Когда я им позвонила, то получила предложение о работе, что меня сильно удивило. Но им критически не хватало рук для выполнения всех заказов. Я умела шить и рисовать, потому закончила курсы Burda Moden, так я вместо студента стала дизайнером по текстилю», — рассказывает Татьяна.

Дина Александрова

«Интерес мой не угасал, и я записалась в Московскую школу дизайна, которая открылась в Петербурге. Свой первый самостоятельный проект начала делать почти сразу по окончании курса. С одной из заказчиц несколько лет назад я оказалась в Лондоне на барахолке, где мы встретили большой отдел с мебелью в стиле midcentury modern. Я часто видела эти модели в интерьерных журналах, которые привозила из поездок, — обычно все эти предметы были без подписей.

На барахолке мы разговорились с продавцом, который рассказал подробно про этот обширный пласт в мебельном сегменте — винтаж 1950-1970-х годов, — продолжает Татьяна. — Это только становилось трендом, который сейчас в самом расцвете. Сначала в Россию мы стали возить подобные предметы для шоурума A Table в Петербурге, а летом этого года я открыла Repeat Store в Москве на Artplay.

Дина Александрова

Фотографии предметов делает мой помощник из Петербурга, мы стараемся не ретушировать трещинки и царапины, а показываем мебель как есть, ни качество, ни состояние не скрываем.

Еще до открытия мне писали московские дизайнеры, что им бы хотелось приводить клиентов, чтобы они могли понять предметы, посмотреть на всю мебель, что у нас есть. Теперь часто бывает, что сами заказчики приводят дизайнеров. И, конечно, мой инстаграм работает — в первые дни поставок случаются настоящие виртуальные бои за некоторые предметы.

Дина Александрова

Я вдохновляюсь западными журналами, потому что в наших интерьерах все еще редко встречается эта мебель, хотя почти все известные московские дизайнеры к нам приходили и покупали предметы. Но их проекты пока не закончены и я не могу их показать в портфолио, — делится Татьяна. — Европейцы давно любят винтаж, создавая свободные интерьеры без зацикленности на стилистике, как у нас. Если европейцы делают минималистичный интерьер, то впишут туда антикварный стол, а у нас все правильно, и поэтому глазу не за что зацепиться.

Обеденные стулья в России — это просто грусть, их выпускают сотни фабрик, они одинаковые и совсем не симпатичные. У нас в шоу-руме покупатели часто не могут выбрать и берут микс, многие комплекты уже разбиты, но некоторые я храню, чтобы они достались одному хозяину.

Дина Александрова

Энергетика времени, история, неповторимый дизайн — это то, что выделяет эту мебель. Период 1950-1970-х годов — фантастическое многообразие форм, которое не существовало ни в какие другие эпохи. Я не выделяю какие-то отдельные страны, потому что это всегда очень разные по характеру предметы интерьера и декора даже в рамках одной фабрики. Лично мне близки Норвегия, Дания, Италия, Голландия, Британия, а также вещи эпохи ар-деко 1930-х годов, — рассказывает основатель шоу-рума. — Также я не делаю ставок на производителей, дизайнеров, но иногда привожу коллекционные вещи, которые стоят других денег, они тоже находят своих покупателей.

Мне нравится делать акцент на форме и содержании. Например, заказывая перуанский шезлонг 1960-х годов, я обращаю внимание на то, как красиво затерта натуральная кожа, как эффектно состарилась вещь. Эта особая харизма делает эти вещи своего рода арт-объектами. Они все очень самодостаточные, и собирать интерьер нужно скорее вокруг них, чтобы не перегружать пространство.

Дина Александрова

У нас есть постоянные покупатели, которые приобретают не по одному и не по два предмета. Есть и те, кто только начинает строиться и уже покупает мебель, потому что каждая наша поставка уникальная — предметы не повторяются и если не сейчас, то возможно уже никогда понравившееся кресло не станет вашим.

Мне, безусловно, интересно посмотреть на интерьеры квартир и домов с нашей мебелью, когда они будут завершены. Это прекрасная альтернатива новой мебели, небанальная, надежная, и самое главное, это может сделать интерьер не таким, как у всех, потому что российский дизайн — это одинаковые интерьеры, одни и те же фабрики, похожие решения и вообще почерк одного часто не отличить от другого.

Дина Александрова

Я пока не езжу на закупки ни в Париж, ни в Лондон. В основном, это Италия, Голландия, Дания, Бельгия. Учитывая тренд на мебель 1950-1970-х годов, есть предметы, которые очень часто подделываются. Половина ресторанов обеих столиц обставлена китайскими копиями и опять-таки в этих интерьерах — никакого характера. У меня нет иллюзий по поводу того, что китайский вариант стульев Ханса Вегнера (Hans Wegner) за 10 тыс. рублей, а не настоящий за 40 тыс. выберет большая часть покупателей, но это не моя аудитория.

Я стараюсь делать акцент на нерастиражированный дизайн, потому что его не так часто подделывают, — продолжает Татьяна. — Это не культовые предметы. Ведь помимо иконических вещей, созданных четой Имз, Ээро Саариненом, Алваро Аалто, Вернером Пантоном, Хансом Вегнером, есть масса предметов неизвестных дизайнеров, которые поражают формами и эргономикой.

Дина Александрова

Я продолжаю работать декоратором — помогаю в подборе отделочных материалов, плитки, аксессуаров, провожу консультации. Это часть моей работы и важно для успеха шоу-рума. Заказчики все чаще присылают картинки своих интерьеров, сделанных другими дизайнерами, чтобы я помогла советом, чем стоит дополнить интерьер.

Дина Александрова

На мой взгляд, эти предметы — это арт-объекты, обязательные для интерьера, они делают его живым. Это любовь к истории, к формам, отношение к мебели и к свету, как к искусству. Может быть, некоторая нерешительность по отношению к этому периоду дизайна в России связана с тем, что такая мебель кому-то напоминает советскую.

Дина Александрова

Я люблю все вещи, которые привожу, и самые любимые предметы продаются первыми, — делится Татьяна. — Никогда не спешу расставаться с новой поставкой, но очень радуюсь, когда предметы находят своих хозяев».

Источник: houzz.ru

Похожие записи: